Светлана Сучкова

Главный экономист казначейства |26 лет
Москва
«Лично я отвечаю за то, чтобы вся группа Сбербанка до шести часов вечера получила процентные ставки в восьми валютах по своим продуктам на следующий рабочий день. Это должно быть сделано во что бы то ни стало: пожар, наводнение, падают серверы, не работают диски — всё это не важно»

О том, с чего всё началось

 

Я попала в Сбербанк отчасти благодаря сообществу выпускников Международного института экономики и финансов ВШЭ. На эту позицию меня порекомендовала однокурсница.

 

Сбербанк — моё первое место работы в банковской сфере, до этого я работала в компании Lamoda. Там я научилась работать с помощью системной базы SQL, что очень помогло мне на собеседовании в Сбербанке. Мне задавали конкретные вопросы. Среди них был такой: как называется функция, которая подбирает первое непустое значение. Я быстро её назвала, и, видимо, это сыграло свою роль.

 

Я всегда интересовалась прикладной математикой и информатикой, но мне хотелось прикладывать математические модели не к физике, а к социальным и экономическим процессам. Здесь любой может совершить открытие, придумать какую-то модель, которая сможет объяснять реальное поведение людей.

О казначействе и о том, почему в его работе не бывает сбоев

 

Мой департамент занимается рисками на агрегированном уровне, то есть речь идёт о всём балансе Сбербанка. Это управление активами и пассивами нужно для того, чтобы не допустить ситуации, когда банку не хватит средств на покрытие своих обязательств. На профессиональном языке риски, которыми управляет казначейство, называются Asset Liability Management (ALM) и риски ликвидности. Нам надо следить за тем, как перформят привлекающие и размещающие подразделения, для того чтобы мы смогли это смэтчить и понять, какие сроки, какие ставки, какие инструменты нужны, чтобы зарабатывать.

 

Лично я отвечаю за то, чтобы вся группа Сбербанка до шести часов вечера получила процентные ставки в восьми валютах по своим продуктам на следующий рабочий день. Это должно быть сделано во что бы то ни стало: пожар, наводнение, падают серверы, не работают диски — всё это не важно. Кроме того, мы занимаемся всем, что касается внутреннего фондирования. Проще говоря, следим за тем, сколько депозитов получили привлекающие подразделения и сколько кредитов выдали размещающие подразделения, для того чтобы управлять маржой. Если мы видим какие-то проблемы или возможности улучшить ситуацию, то мы вносим изменения в методику фондирования. Это довольно гибкий процесс, потому что продукты банка включают в себя много опций, и наша задача искать самое выгодное соотношение.

Об инструментах работы

 

Мы работаем с помощью системы баз данных SQL, Teradata, Excel и, конечно, Power Point. После того как мы всё рассчитали и создали модели, нужно донести наши концептуальные идеи до коллег, поэтому без умения делать презентации нам не обойтись. С SQL, хотя это скорее не язык программирования, а язык запросов, я работаю каждый день, выполняя текущие задачи. В этом нет ничего сложного. А вот в прошлом году, когда у нас была перепись макросов, мы подсчитали, что наш отдел разработал более ста макросов, и это уже более серьёзный уровень. У нас стоят очень мощные компьютеры с основными языками программирования: как я уже говорила, Python, R, SQL, Teradata. В Сбербанке понимают, что потенциал использования big data огромен, и в компании есть большой интерес к искусственному интеллекту и машинному обучению.

О том, как анализировать поведение клиентов

 

Мне нравится клиентская аналитика, нравится смотреть, как ведут себя юридические и физические лица. Я сопоставляю их поведение с событиями на рынке, с событиями в банке и делаю предположения о том, почему они ведут себя так или иначе, подкрепляя эти предположения цифрами. Например, почему вдруг клиенты стали больше размещаться в длинных депозитах или почему VIP-клиенты вносят на пополняемые вклады гораздо большую сумму, чем остальные сегменты? Анализировать мотивацию клиентов, находить интуитивное объяснение их поведению и открывать инсайты в данных — очень интересный процесс.

О творчестве в работе

 

Очень многое нужно придумывать с нуля. Я работаю здесь два с половиной года, и за это короткое время было запущено много проектов, в которых участвует мой департамент и другие отделы. Очень круто наблюдать за трансформацией процессов, которая идёт буквально у тебя на глазах. Например, у нас есть страница на портале, где мы публикуем информацию о ставках и других релевантных данных, и dashboard для этой страницы разработала я. Каждый раз, когда я туда захожу, я вспоминаю, что это я придумала, как его нарисовать, чтобы было наглядно и интересно. Так вот, на этой странице есть голосование о значении ключевой ставки, которая будет принята на следующем заседании Центробанка, и наши эксперты в среднем угадывают это значение лучше, чем эксперты Bloomberg. Это, может быть, и невозможно использовать в работе, но это очень приятно!

О сложном

 

Для меня самое сложное — это организация взаимодействия и коммуникации с остальными подразделениями. Дело не в том, что они не готовы слушать, — наоборот, в Сбербанке в этом плане очень комфортная среда, а для меня лично. Ещё одна сложность — описать словами технические решения, которые у меня в голове. Вот например, я придумала, как оценивать среднее отклонение одного рыночного индикатора от другого и рассчитывать премию за базисный риск. Но это мало придумать, нужно ещё описать словами методики своих решений, подобрать нужные слова, аргументирующие, почему это надо сделать, продумать все возможные случаи использования. То есть формализовать и структурировать свои идеи в таком виде, чтобы их поняли и приняли коллеги.

Так как наше подразделение работает внутри организации, внедрять новые решения гораздо легче, чем, например, менять что-то в приложении «Сбербанк Онлайн», которое видят клиенты банка. Главная сложность в том, чтобы согласовать предлагаемые изменения с бизнес-блоками, потому что у них могут быть противоположные интересы. Кому-то выгодно понижение ставок, а кому-то — повышение. Плюс есть департаменты, которые рассчитывают показатели для управленческой отчётности, и они не могут взять и внедрить всё по щелчку пальцев. Например, мы работали над переходом от винтажного подхода (винтажи — это все сделки в месяц) к посделочному. Такие вещи нужно очень долго прорабатывать, учитывая интересы всех сторон, и моя главная задача — подготовить аналитику для таких изменений. Но вообще, уровень Сбербанка в области управления активами и пассивами уже один из самых передовых, а может, и самый передовой в мире. Мои коллеги ездят на конференции в другие банки за границей, и мы видим, что у нас уникальный инструментарий. Например, у нас есть такая вещь, как динамический баланс, — мощная прогнозная модель, которая оценивает все будущие изменения ставок. Фактически мы приближаемся к тому, что сможем напрямую максимизировать прибыль банка и выбирать оптимальную стратегию поведения банка. Таких моделей на рынке практически нет.


Об отношениях с коллегами

 

В Сбербанке очень хороший коллектив. Ты в любой момент можешь задать любой вопрос, и всегда найдётся тот, кто либо ответит на него, либо направит туда, где смогут дать ответ. Я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы мне отказывали в помощи, ссылаясь на нехватку времени. Благодаря этому я постоянно учусь и узнаю новое — и дело не только во внутренних знаниях. Мне приходится следить за тем, что происходит на рынке, что происходит в экономике. Вообще, очень здорово понимать, что твой банк движет российскую экономику. Одновременно это большая ответственность. Например, мы были на заседании, где обсуждали, не пора ли повышать ставки, и одним из главных был вопрос о последствиях такого решения для банковского рынка. Сбербанк — market-maker, и наши действия влияют на другие банки.

О планах

 

Во-первых, я хочу окончить магистратуру по совместной программе Высшей школы экономики и Сбербанка. Во-вторых, изучать клиентскую аналитику и решать связанные с этим задачи. Я уверена, что дальше будет только интереснее, будут появляться вещи, связанные с машинным обучением и искусственным интеллектом, продвинутой аналитикой данных. Потому что данные — вот они, лежат на поверхности, надо просто найти способ обработать их — и тогда мы сможем многое узнать.

 

Понравилась статья?

Отправь ссылку другу

Задать вопрос
Задать вопрос












Другие истории успеха

Дарья Панфилова
Руководитель направления в управлении корпоративных данных
Москва

«Данные — это новая нефть»

Алексей Леванов
Разработчик «Сбербанк Онлайн»
Москва

«В разработке нельзя дойти до совершенства»

Андрей Бакаленко
Руководитель проектов
Москва

«Сбер — это один из самых классных работодателей в России»

Ксения Бубаня
Старший специалист, прошла стажировку Sberseasons
Москва

«В Сбербанке образование поощряется»

Лилия Алексеева
Исполнительный директор
Москва

«В Сбербанке нормально относятся к тому, что сотрудник хочет радикально сменить сферу деятельности: если опытный работник хочет меняться и развиваться, лучше, чтобы его знания оставались в компании, а не уплывали вовне »