Дина Нагибина

Ведущий специалист, бывший стажер Sberseasons|29
Москва
«Моя работа нетипичная для классического юриста»

О плане стать прокурором и случайности 

Степень бакалавра юриспруденции я получила в РАНХиГС при Президенте РФ, а степень магистра — в РГСУ, Российском государственном социальном университете. Параллельно я работала юристом в небольшой строительной компании, также я успела поработать общественным помощником прокурора и, собственно, после получения степени магистра собиралась пойти работать в прокуратуру. Когда до защиты оставалось полгода, мне позвонили из Сбербанка и предложили поучаствовать в одном проекте в качестве стажёра. Ранее я делала отклик на «Хедхантере» на какую-то вакансию, но к тому моменту совершенно об этом забыла. При этом о проекте и о моих потенциальных задачах мне сообщили только в общих чертах — из-за его секретности. Но я подумала — почему бы и нет? Диплом я уже практически дописала, оставалось только практику пройти и защититься. Меня пригласили на собеседование. По сути больше спрашивали о планах на жизнь, чем хочу заниматься, плюс предупредили, что стажировка не обязательно закончится трудоустройством. Это был запуск нового LegalTech-проекта, и юристы на него нужны были временно.

LegalTech — это автоматизация юридических процессов, в нашем случае это было создание системы поддержки принятия решений на основе искусственного интеллекта. В команду проекта набрали юристов и DS-специалистов. Задача юристов была погрузить DS-специалистов в предметную область на том уровне, чтобы они могли легко ориентироваться в юридических терминах и документах. Мы объясняли им иерархию российских законов, типы судебных процессов и инстанций, разделение ветвей власти, а также разбирали отдельные нормы. Это был интересный опыт. 

О том, как научить искусственный интеллект думать по-человечески

Впоследствии мою стажировку продлили ещё на три месяца, а ещё через некоторое время меня взяли в штат. После позиции стажёра меня приняли на ставку старшего специалиста, а недавно повысили до ведущего специалиста. Моя работа нетипичная для классического юриста. Я описываю бизнес-логику, моделирую «мыслительный процесс» системы с позиции человека, а дата-сайентисты её переводят в код. Сервис, который мы разрабатываем, решает следующие задачи: классифицирует юридические документы, извлекает ключевую информацию из текста, проверяет, соответствует ли содержание документов действующему законодательству. Я помогаю коллегам обучать систему на основе ИИ: определять вид документа, находить ключевую информацию в документах, выстраивать взаимосвязи и делать выводы, исходя из анализируемых данных.

Многим классическим юристам не всегда до конца понятны такие термины, как большие данные, NLP, искусственный интеллект, почему его делят на сильный и слабый и др. На юридических факультетах по общему правилу этому не учат, поэтому нужно дополнительно ходить на специализированные курсы повышения квалификации. Однако сравнительно недавно в некоторых вузах стали появляться программы с чем-то похожим на то, чем я занимаюсь.

О наставничестве

Проект растёт, задач становится всё больше, в том числе в части юридической аналитики. В этом году к нам в проект пришёл стажёр-юрист, которого в том числе я собеседовала и которому я помогаю адаптироваться. Недавно прошёл курс лекций для наставников от SberGraduate. Они шли всё лето, и я старалась ничего не пропустить. Наставничество — это интересно. И хотя де-юре я не являюсь наставником, де-факто задачи стажёру ставлю я, так как они связаны с юриспруденцией. Из лекций запомнился отличный совет для наставников: стажёру нужно давать не только задачи, которые он сделает за пару дней, но и продолжительные по времени. Чисто психологически стажёр будет чувствовать себя увереннее и спокойнее, зная, что работы достаточно, а значит, в нём есть потребность и нет повода переживать. Кроме того, при постановке задачи важно обозначать цель в виде достижения определённого результата, а каким образом — стажёр уже может решать сам: так ему будет интереснее работать над задачей. 

О команде

Ещё на этих лекциях наставникам рассказывали о том, как работать с токсичными людьми и не поддаваться на манипуляции со стороны таких людей. Но мне не удалось эти знания применить на практике, потому что у меня прекрасная команда. Я ощущаю полное удовлетворение от общения со своими коллегами, потому что у нас максимально благоприятная обстановка: наверное, это один из главных моментов, почему я до сих пор работаю в этом проекте. Амбициозность проекта и интересные задачи — это здорово, но с кем ты этот проект делаешь, для меня не менее важно.

В нашей команде два менеджера, несколько DS-специалистов, я и с недавних пор стажёр-юрист. У нас есть бэклог — то есть набор задач, которые нужно сделать. Периодически он пополняется или, наоборот, какие-то задачи уточняются или совсем уходят, потому что становятся неактуальными. Каждые два дня у нас проходят стендапы — это такие мини-совещания внутри группы. На них мы делимся новостями, информацией о результатах, что сделали за прошедшие два дня и что планируем делать далее. Таким образом наши руководители всегда в курсе, что в работе сейчас у каждого члена команды, насколько ты успеваешь выполнять свои задачи, возникают ли трудности, которые необходимо помочь решить. 

О самом интересном в работе и профессии будущего

Больше всего мне нравится, что то, как именно выполнять задачу, чаще всего решает каждый самостоятельно. Нам нужно прийти к какой-то цели, а вот каким образом, с помощью чего, мы уже решаем в ходе выполнения этих задач. И это очень творческий и интересный процесс. Я постоянно обучаюсь чему-то новому, получаю новые навыки. Мои коллеги уже не удивляются, когда слышат от меня что-то вроде: я сделала коммит, запушила — пожалуйста, смержьте. Коллеги помогли разобраться в использовании GIT, я там веду свою ветку разработки. В то же время я уже не удивляюсь, как наши DS-специалисты по памяти могут вспомнить те или иные нормы закона. В этом плане у нас симбиоз. Если честно, оказавшись на стыке дисциплин, я до конца не знаю, как правильно называется моя профессия: юрист-аналитик, юрист-методолог или юрист-алгоритмист, может быть? Или это вообще какая-то новая профессия сейчас зарождается на междисциплинарном уровне, которая станет профессией будущего? Время покажет.

О нейросетях и юристах-гуманитариях

Мне всегда любопытно понять, как работают и как обучают модели, — меня в это коллеги посвящают, за что им я очень благодарна. Рисуют мне схемы разные, объясняют связи, которые образуют нейроны. Не всегда разработчику удаётся понять до конца, как модель обучилась. Иногда это действительно как черный ящик. Вот это, наверное, самое сложное. Я постоянно учусь и приобретаю так называемые цифровые навыки. Юристы же гуманитарии: мы в большей степени цифровые дикари, для нас таблица и формулы в Excel — это уже отдельный мир. Но сейчас тенденция однозначно меняется.

О будущем

В последнее время разные институты запускают магистерские программы по практической, прикладной юриспруденции — например, юрист в ИT-проекте. Это всё дико интересно. Я понимаю, что на рынке труда таких специалистов не очень много и, безусловно, перспективно развиваться в этом направлении, так как цифровизация имеет приоритет в национальных планах страны. Я подумываю о получении ещё магистерского юридического образования, но уже прикладного характера, перекликающегося с тем, что я уже делаю, с автоматизацией юридических процессов.

Задать вопрос
Задать вопрос