Рустам Закиров

Директор по крупнейшим клиентам |28 лет
Москва
«Главное — не бояться думать долгосрочно, не гоняться за лёгкой работой и быстрой выгодой сейчас, если это уводит тебя в сторону от большой цели»


— Что такое «Сбербанк-CIB»?

— В той части Сбербанка, которая работает с юридическими лицами, есть три больших направления: микро и малый бизнес, крупный и средний бизнес и крупнейший бизнес — то есть самые большие компании России вроде «Газпрома», «Роснефти» и подобных. Последнее направление и называется CIB — корпоративно-инвестиционный бизнес. Это направление образовалось как объединение инвестиционной компании «Тройка-диалог» и подразделений Сбербанка, которые работали с крупнейшими клиентами.

— Чем ты занимаешься в своём отделе?

— Обычному человеку может показаться, что единственный продукт, который предоставляет банк, — это кредит. На самом деле таких продуктов много: зарплатные проекты для компаний, терминалы для супермаркетов, инкассация, банкоматы, всякие форварда/опционы/свопы и куча других умных и не очень вещей.

Всем этим в Сбере занимаются, конечно, разные отделы, и в банке есть специалисты по каждому продукту. Но есть один отдел — клиентское подразделение, которое, по сути, работает как служба единого окна входа для клиентов банка. Какой бы продукт клиент ни захотел, будь то кредит или зарплатный проект для сотрудников, он обращается к своему клиентскому менеджеру, а тот уже разбирается со всеми запросами внутри банка. Мы — то самое «единое окно» для наших крупнейших клиентов. Мы ответственны перед клиентами за всё, что касается их отношений со Сбербанком. Это очень интересно, но и очень ответственно. Потому что любой косяк — это наш косяк, мы не можем сказать клиенту: «Ой, простите, ничего не вышло, там ребята из другого отдела не согласовали…» Для твоих клиентов Сбербанк — это ты, Рустам Закиров. А значит, это ты был недостаточно убедителен для начальства, коллег и т. д. А для того, чтобы аргументированно отстаивать свою позицию, нужно прекрасно разбираться во всех продуктах банка: например, понимать не только как они работают, но и их ценообразование. Важно уметь доносить свою позицию. Поэтому нам нужны как софт-скиллс, так и хард-скиллс. В целом рутинной мою работу не назовёшь.

— Казалось бы, работа в Сбербанке совсем не ассоциируется с чем-то захватывающим и полным адреналина.

— Расскажу пример из жизни. Я как-то пришёл с работы около 23:00, и тут мне звонит один из руководителей: «Друг, нам нужно подписать завтра сделку до 7 утра». Я говорю: «Это невозможно, потому что раз, два, три». Ещё через некоторое время он мне перезванивает и говорит: «Нет, это возможно, раз и два — я договорился, а три, ну, ты сделаешь, если постараешься». В итоге я лёг спать в 8 утра, а когда проснулся, жена у меня спрашивает, чем я занимался. Я ей отвечаю: «А давай посмотрим, „Ведомости“ уже должны были написать». Мы открываем сайт — и действительно, там есть новость, которой бы не было, если бы я всю ночь не проработал. На самом деле почти всякий раз, как в газетах пишут, что Сбербанк сделал что-то большое, — в этом почти наверняка участвовали коллеги из моего департамента. Так что бывает довольно захватывающе.

— То есть у тебя есть ощущение, что ты занимаешься значимыми и масштабными вещами?

— Как-то я расставлял для себя внутренние приоритеты — что мной движет в работе. Тогда я понял, что это интерес, деньги и, наконец, тщеславие. Под последним словом я подразумеваю ощущение, что делаю что-то крутое.

— Что для тебя значит «крутое»?

— Тут важен и размер сделки, и её сложность. Ведь мы предлагаем нестандартный продукт, мы адаптируем наши продукты под конкретного клиента и определённую ситуацию. Часто это бывают далеко не банальные решения. И ещё один важный момент — это люди. По работе мы общаемся с людьми, которые принимают решения в крупнейших компаниях страны и наделены огромной властью. Конечно, это добавляет интереса.

 

— Тебе 28 лет, а работа в банке с важнейшими клиентами предполагает, наверное, сухую и официозную атмосферу. Тебя это не смущает?

— В какой-то степени официоз и всякие внутренние нормативы, процедуры — это необходимые вещи в большой организации. Мне кажется, что в нашем подразделении они есть в той мере, в которой необходимы. Сухой официальной атмосферы 80 % времени нет. Если ты делаешь нестандартный продукт, ты не сможешь жить стандартно. У нас есть строго заданные широкие рамки, внутри которых — довольно высокая степень свободы.

Расскажу такую историю. У нас намечалась огромная сделка. Но мы были в конкуренции, и переговоры были тяжёлые. Мужская часть команды, которая вела сделку, договорилась между собой, что если мы этот проект продолбаем, то побреемся налысо.

Я до последнего момента думал, что это шутка, ведь в команде были люди очень высокого уровня. Но в итоге мы сделку не заключили, и я помню момент, как во внутреннем чате коллеги написали, что утром всех ждут в парикмахерской. А на следующее утро в чат начали приходить фото лысых людей. Ко мне подошёл начальник начальника, положил руку на плечо и сказал: «Ну что, Рустам, поехали бриться?» Для меня-то побриться не проблема. Но начальники после этого поехали на разные встречи с олигархами. Но пацан сказал — пацан сделал. И это было классно. А больше всех смеялась моя жена, когда увидела меня вечером. А самое крутое, что ещё через пару месяцев мы всё-таки эту сделку сделали.

 

— А когда и как ты вообще попал в Сбербанк?

— Я окончил Высшую школу экономики, бакалавриат — «Программная инженерия», магистратура — «Экономика». Когда я учился в университете, то было принято, что если ты более-менее сообразительный выпускник топового вуза по экономике, то у тебя есть два пути, которые позволят тебе иметь интересную работу и зарабатывать достойные деньги. Первый путь — это пойти в одну из Big-3 консалтинговых компаний (McKinsey, BCG и Bain). Второй — идти в investment banking (IB): проводить сделки слияний и поглощений, выпуск облигаций, вывод компаний на биржу. В моей компании друзей считалось, что IB круче, и я решил, что в конечном итоге пойду именно туда. Параллельно учёбе ещё на первом курсе магистратуры начал парттайм работать в небольшом стартапе, человек на 60. Там я делал всё, что связано с цифрами и деньгами. В 2012 году я попробовал поступить на летнюю стажировку в «Тройку-диалог» в IB — прошёл несколько этапов, но пролетел на последнем. На втором курсе магистратуры я продолжил работать в этом стартапе, но фуллтайм и уже, по сути, стал исполнять обязанности финансового директора. Следующим летом я снова решил поступать на стажировку в IB. Тогда она уже была под эгидой «Сбербанка CIB». Со второй попытки я прошёл конкурс.

К тому моменту я уже был на прекрасной позиции в успешном стартапе. Но ради стажировки я ушёл с работы. Я решил рискнуть, хотя после стажировки меня могли на работу и не взять. Более того, меня в тот момент звали и в другой крупный банк, но я решил, что Сбер для меня интересней.

Я пошёл на рисковую сделку. Тем более что я уже жил с девушкой и понимал, что если меня не возьмут на работу, нам нечем будет платить за квартиру. Но в итоге я попал куда хотел, начал работать аналитиком, и мне всё очень нравилось. Но судьба подкинула мне новое испытание. Я едва успел поработать пару месяцев, как нам сообщили: «Ребята, спасибо больше, инвестиционно-банковского департамента больше не будет».

Получилось, что я бросил топовую позицию в стартапе, не пошёл в другой крупный банк, а отдела, куда я стремился больше всего, нет. Было совсем не весело. Всей нашей командой мы перешли в департамент крупнейших клиентов и к концу 2014 года тем, чем я хотел заниматься, окончив вуз, я не занимался ни секунды. Многие мои коллеги уволились, но я решил остаться. И в итоге оказался прав — выпускникам может казаться, что у них всего два пути, а на самом деле путей гораздо больше. И услуги IB для меня сейчас это всего лишь одна из разновидностей продуктов, которые мы предлагаем клиентам Сбера. В конечном счёте мне повезло — мне очень нравится здесь работать, хотя в начале 2014 года мне казалось, что всё это какая-то злая шутка.

— Что бы ты посоветовал студентам, которые только оканчивают экономические вузы?

— Мне кажется, главное — не бояться думать долгосрочно, не гоняться за лёгкой работой и быстрой выгодой сейчас, если это уводит тебя в сторону от большой цели. Ведь мы хотим быть счастливыми по жизни, а не в ближайшие пару лет.

Второе — не стоит быть слишком высокого мнения о себе. Когда я работал в «Тройке», уверенности у меня было через край — я же в «Вышке» учился, был в топе рейтинга, работал в IB, мне казалось, что я умнее всех. Но потом я понял, что на самом деле опыт решает. Твои старшие коллеги могут не знать всех тонкостей ценообразования опционов, зато понимают, как учесть сто факторов, чтобы принять правильное решение. Поэтому если ты и выпускник хорошего вуза, то не нужно думать, что работодатели будут за тебя бороться. Нужно ходить на все стажировки и браться за все возможности, которые предоставляются в рамках того большого направления, которое ты себе задал. Надо всё попробовать на реальной практике. Ну и ещё один важный совет по жизни — ответственность не нужно ждать, её нужно брать.

Понравилась статья?

Отправь ссылку другу

Задать вопрос
Задать вопрос












Другие истории успеха

Дарья Панфилова
Руководитель направления в SberData
Москва
«Данные — это новая нефть»
Алексей Леванов
Разработчик «Сбербанк Онлайн»
Москва
«В разработке нельзя дойти до совершенства»
Андрей Бакаленко
Руководитель проектов
Москва
«Сбер — это один из самых классных работодателей в России»
Ксения Бубаня
Старший специалист, прошла стажировку Sberseasons
Москва
«В Сбербанке образование поощряется»
Лилия Алексеева
Исполнительный директор
Москва
«В Сбербанке нормально относятся к тому, что сотрудник хочет радикально сменить сферу деятельности: если опытный работник хочет меняться и развиваться, лучше, чтобы его знания оставались в компании, а не уплывали вовне »
Светлана Сучкова
Главный экономист казначейства
Москва
«Лично я отвечаю за то, чтобы вся группа Сбербанка до шести часов вечера получила процентные ставки в восьми валютах по своим продуктам на следующий рабочий день. Это должно быть сделано во что бы то ни стало: пожар, наводнение, падают серверы, не работают диски — всё это не важно»
Алексей Масютин
Исполнительный директор
Москва
«Только что нанятым на работу выпускникам часто говорят: «Забудьте всё, чему вас учили в университете». После нашей магистратуры такой проблемы нет»
Анна Ревенко
Руководитель проектов
Москва
«Я понимаю, что результат действий моей команды доносится до клиента, и вижу положительный опыт»
Дмитрий Губанов
Руководитель направления в лаборатории кибербезопасности
Москва
«Мы не знаем, какие новые технологии появятся завтра, послезавтра, — но я думаю, что Сбербанк один из первых обратит на них взор и возьмёт в оборот»
Святослав Агеев
Москва
«Здесь можно делать от и до уникальные и масштабные проекты, которыми будет пользоваться буквально вся страна — миллионы людей.»